Юридическая помощь
Назад

Договор вступает в силу с числа

Опубликовано: 15.03.2020
0
3

Дата заключения трудового договора

Если принять сделанный нами вывод о недопустимости отсрочки начала действия заключенного обязательственного договора, то необходимо ответить на вопрос, каковы последствия согласования сторонами договора условия о таком сроке. На первый взгляд в этом случае применимо положение абзаца первого п. 4 ст.

421 ГК РФ, из которого следует, что условие договора, определенное императивной нормой закона, действует независимо от того, что стороны изменили его содержание. Иначе говоря, условие об отлагательном сроке недействительно и заменяется условием о вступлении договора в силу в момент его заключения. Однако это далеко не во всех случаях верно.

https://www.youtube.com/watch{q}v=upload

Даже в самом ГК РФ понятия «начало действия договора» и «вступление договора в силу» в некоторых случаях обозначают начало срока исполнения договора.

Именно в таком значении они используются в ст. 957 ГК РФ, согласно п. 1 которой договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Некоторые ученые считают, что эта норма является исключением из п. 1 ст. 425 ГК РФ и допускает установление сторонами срока возникновения обязательства, отличного от момента заключения договора <26>.

Но из содержания п. 2 ст. 957 ГК РФ следует, что под сроком начала действия страхования законодатель понимает момент, начиная с которого страхователь несет риск наступления страхового случая. Иными словами, это срок, в течение которого при наступлении страхового случая страховщик обязан исполнить свою обязанность совершить страховую выплату, т.е. срок исполнения, а не возникновения обязательства.

Календарный день, в который трудовой договор заключается, должен быть указан в его тексте. Обычно эта дата прописывается в самом начале текста в верхнем углу (в правом или левом). В противоположном углу напротив даты указывается и место составления договора (город).

Трудовой договор вступает в силу со дня:

  • когда работнику предоставлен доступ к работе. Причём допуск к работе должен быть осуществлён по поручению работодателя (если не им самим, то его представителем) или с его ведома;
  • подписания его обеими сторонами;
  • указанного в федеральном законе или ином нормативном правовом акте;
  • указанного в его тексте.

Вступление трудового договора в силу для обеих сторон означает, что с этого момента стороны принимают на себя обговорённые обязательства и несут ответственность за их невыполнение.

Договор вступает в силу с числа

Трудовой кодекс даёт прямое указание на дату, с которой трудовой договор вступает в силу. Но относительно даты его заключения есть только указание на то, что такая дата должна быть в самом документе. Это позволяет сделать вывод, что эти даты могут быть разными.

Что касается заключения трудового договора, то завершающей стадией этого процесса является подписание его текста сторонами. То есть как трудовая «сделка» трудовой договор считается заключенным с момента (даты) его подписания.

Сфера действия и значение пункта 1 статьи 425 Гражданского кодекса РФ

В первую очередь отметим, что в п. 1 ст. 425 ГК РФ речь идет только об обязательственных договорах, т.е. договорах, направленных на возникновение обязательственного правоотношения. Косвенным подтверждением этому является использование законодателем применительно к договору словосочетания «становится обязательным».

Распорядительные договоры (цессия, традиция, прощение долга и др.) ни к чему не обязывают стороны, поскольку направлены непосредственно на перенесение, обременение, изменение или прекращение права <4>. Они не требуют исполнения, а потому не могут быть охарактеризованы как обязательные для сторон.

Заметим, что в п. 3 ст. 425 ГК РФ под окончанием срока действия договора понимается только прекращение обязательства, что также свидетельствует о том, что эта статья рассчитана исключительно на обязательственные сделки. Соответственно, на распорядительные договоры правило п. 1 ст. 425 ГК РФ не распространяется, а значит, в силу принципа свободы договора можно сделать вывод, что момент заключения таких договоров может не совпадать с моментом возникновения их правовых последствий.

Именно такой случай проиллюстрирован в п. 2 ст. 826 ГК РФ, согласно которому при уступке будущего денежного требования (распорядительная сделка) оно считается перешедшим к финансовому агенту (правовой эффект сделки) после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств (момент вступления сделки в силу) <5>.

Договор вступает в силу с числа

В случае уступки существующего права стороны сделки цессии также могут установить срок или определить обстоятельства, при наступлении которых состоится переход права <6>. Такой же вывод можно сделать и в отношении передачи права собственности на движимую вещь, если рассматривать ее как распорядительную сделку <7>.

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytpressru

Дополнительным подтверждением того, что п. 1 ст. 425 ГК РФ распространяется только на те договоры, которые порождают обязательства, служит правило п. 3 ст. 453 ГК РФ: «В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения (выделено нами. — В.В.

Таким образом, можно сделать вывод, что российское законодательство по общему правилу допускает возможность установления отлагательного срока сторонами распорядительного договора. Ответ на вопрос о том, возможно ли это в обязательственных договорах, зависит от толкования нормы п. 1 ст. 425 ГК РФ.

Предлагаем ознакомиться:  Переход права собственности по агентскому договору

договор заключен, но не вступил в силу. С практической точки зрения это означает следующее. Во-первых, должник не может произвести исполнение, так как сделанное им предоставление образует неосновательное обогащение на стороне кредитора, а не досрочное исполнение. Иначе говоря, до наступления срока должник может потребовать возврата исполненного или возмещения его стоимости.

Во-вторых, поскольку право еще не возникло, невозможна его уступка как существующего права. В ст. 382 ГК РФ указывается, что уступлено может быть право, принадлежащее кредитору. В-третьих, в случае смерти или реорганизации одной из сторон права и обязанности, на возникновение которых направлен не вступивший в силу договор, не могут быть предметом универсального преемства и не возникнут у правопреемника при наступлении срока начала действия договора.

Хотел ли законодатель разрешить такой правовой режим, подразумевая правило п. 1 ст. 425 ГК РФ диспозитивным, или, наоборот, не допустить его, придав рассматриваемой норме императивный характер{q} Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, обратимся к иностранному опыту.

Иностранное законодательство и доктринальные подходы

Возможность установить начальный срок действия сделки предусмотрена § 163 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ). Регулирование этой ситуации осуществлено путем отсылки к большинству норм об отлагательных условиях в сделке. Из § 158 ГГУ следует, что сделка, совершенная под отлагательным условием, порождает права и обязанности при наступлении условия.

Указанные положения, однако, не свидетельствуют о том, что в германском правопорядке сделка под отлагательным сроком или условием не порождает правовых последствий в момент ее совершения. Напротив, немецкой доктриной подробно разработана концепция правовой связи между сторонами сделки в «период неопределенности».

Не вдаваясь в подробности этой концепции, укажем только на некоторые свойства права ожидания, имеющие значение для исследуемого нами вопроса. По мнению Л. Эннекцеруса, такое право, порождаемое сделкой с отлагательным сроком, переходит по наследству и может отчуждаться, поскольку представляет собой имущество.

При наступлении отлагательного срока право ожидания трансформируется в полное право. Таким образом, сингулярное и универсальное преемство в праве ожидания сохраняет силу и для полного права. Кроме того, право ожидания, возникающее из сделки с отлагательным сроком, характеризуется тем, что должник до вступления сделки в силу может осуществить исполнение, что будет рассматриваться как досрочное исполнение, а не как возникновение неосновательного обогащения на стороне кредитора <8>. На право ожидания из условной сделки последняя характеристика не распространяется, поскольку условие, в отличие от срока, может не наступить.

Многие российские дореволюционные цивилисты, следовавшие германской традиции (Г.Ф. Шершеневич, Е.В. Васьковский, Ю.С. Гамбаров, И.М. Тютрюмов, К.Н. Анненков), тоже считали, что сделка может содержать отлагательный срок, имеющий такое же значение, как и условие, — с его наступлением возникает правоотношение <9>.

Хотя российской цивилистике не было известно понятие «право ожидания», некоторые ученые использовали эту конструкцию, дав ей собственное название. Так, Ю.С. Гамбаров характеризовал условные права как «юридически защищенное ожидание права», «промежуточное и нерешенное состояние права», «состояние бездействия», «состояние нерешенности», «приготовительное состояние» <10>.

О срочных сделках он писал, что «наступлению срока предшествует промежуточная стадия сделки» <11>. Несмотря на расплывчатость формулировок и неясность правовой природы промежуточной стадии, ученый наделял ее в точности теми же свойствами, которыми Л. Эннекцерус наделял права ожидания из сделок с отлагательным сроком. В том числе оборотоспособностью и возможностью досрочного исполнения.

Таким образом, германская, а вслед за ней и российская цивилистика, признавая возможность отсрочить вступление сделки в силу, применительно к обязательственной сделке лишили отсрочку всякого смысла. За счет конструкции права ожидания отношениям сторон обязательственной сделки до наступления срока было придано такое же значение, как и отношениям из сделки, вступающей в силу в момент ее заключения.

Иными словами, была нивелирована разница между несозревшим обязательством, т.е. обязательством, срок исполнения которого не наступил, и обязательством под отлагательным сроком. И в том, и в другом случае кредитор не имеет права требовать исполнения, должник по общему правилу может произвести досрочное исполнение, а права и обязанности могут быть предметом универсального и сингулярного преемства.

Л. Эннекцерус и Ю.С. Гамбаров осознавали этот эффект. Л. Эннекцерус писал: «Если теперь бросить взгляд на правовые последствия обязательственного права, связанного со сроком, во всей совокупности, то получится поразительный результат, а именно, что оно во всех отношениях трактуется как уже существующее, но связанное с определенным сроком, т.е.

направленное на платеж при наступлении срока, следовательно, как право требования, по которому еще не наступил срок» <12>. По мнению ученого, различия между сроком вступления обязательственной сделки в силу и сроком исполнения обязательства чужды сторонам сделки: «Кто обещает мне (например, путем акцепта векселя) уплатить через три месяца 100, совсем не думает о том, выражает ли он этим волю стать немедленно должником по обязательству, по которому еще не наступил срок, или же волю только вступить в обязательственное отношение лишь через три месяца» <13>. Этой же точки зрения придерживались многие классики немецкой цивилистики <14>.

Схожую позицию занимал Ю.С. Гамбаров. Сначала он определил два значения срока в сделке: «а) право будет считаться возникшим в момент заключения сделки, и только осуществление его отложено до наступления срока, б) наступлением срока будет обусловлено возникновение самого права» <15>. Но после анализа последствий совершения сделки с отлагательным сроком возникновения обязательства пришел к выводу о том, что «нельзя не заключить, что срочные обязательства существуют как обязательства с самого момента заключения срочной сделки и что только осуществление их отлагается до наступления срока» <16>.

Противоречие вывода о тождестве отсроченного и несозревшего обязательств буквальному смыслу § 163 и 158 ГГУ Л. Эннекцерус объяснил спецификой «способа выражения, принятого под влиянием не обязательной в данном случае теоретической конструкции» <17>. Вероятно, германский законодатель избрал такую форму изложения правовых норм, поскольку стремился единообразно урегулировать вопросы включения условия и срока в любые сделки — и обязательственные, и распорядительные.

Предлагаем ознакомиться:  Коллективная жалоба на врача

Но в отличие от обязательственной сделки право ожидания, порождаемое распорядительной сделкой с отлагательным сроком, имеет принципиально иное содержание, чем тот правовой результат, на который сделка направлена <18>. Например, германские ученые считают, что условная распорядительная сделка, переносящая право собственности, порождает условное право собственности. Это право оборотоспособно, но по своему содержанию кардинально отличается от обычного права собственности <19>.

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytcreatorsru

Французский гражданский кодекс (далее — ФГК), в отличие от германской модели, оперирует понятиями условия и срока применительно к обязательствам, а не сделкам. Видимо, поэтому во французской цивилистике не возникла проблема соотношения срока вступления сделки в силу и срока исполнения обязательства <20>

В.И. Голевинский, придерживавшийся французской правовой традиции, сформулировал идею этого законоположения следующим образом: «Основное различие между сроком и условием состоит в том, что условие делает сомнительным самое существование обязательства, между тем срок вовсе не касается существования обязательства, а только отдаляет исполнение оного…» <21>.

Насколько мы можем судить, французская цивилистическая доктрина исходит из того, что начало действия обязательственного договора связано с моментом его заключения и не может быть отсрочено. Р. Саватье по этому поводу писал: «Срок — элемент договора, который не определяет его существования, а устанавливает лишь дату исполнения обязательства, возникшего из договора.

Начало трудовой деятельности

В тексте составленного трудового договора отдельно должна быть указана и дата начала работы (ст. 57 ТК РФ). Именно с этой даты работник обязан приступить к исполнению своих должностных обязанностей. Работодатель в свою очередь должен организовать доступ работника к его рабочему месту и возможность выполнять работу.

Дата трудового договора и дата начала работы могут не совпадать. Например, стороны заключили трудовой договор (подписали его) 1 марта, но в тексте в качестве первого дня выхода на работу указано 2 марта. Трудовым законодательством этот временной разрыв не ограничен. Всё решается по усмотрению сторон.

Поэтому ещё на этапе собеседования важно указать работодателю на время, когда вы сможете приступить к работе. В этом случае можно заключить трудовой договор сразу после того, как работодатель принял решение о приёме кандидата на работу. Наличие этого договора послужит гарантией, что рабочее место будет сохранено за успешным кандидатом. Начать работать работник сможет в день, о котором ранее договорились стороны, указав его в тексте самого трудового договора.

Отсроченные и несозревшие обязательства

Российские законодательство и доктрина, в отличие от французского законодательства и германской доктрины, не дают четкого ответа на вопрос о допустимости установления отлагательного срока вступления обязательственного договора в силу. Подход, принятый в иностранных правопорядках, не может быть перенесен на российскую почву без соответствующей аргументации. Следует выявить причины, по которым этот подход был принят за рубежом, и определить, насколько они значимы для отечественного гражданского права.

На наш взгляд, конструкция отсрочки вступления в силу обязательственного договора не действует в Германии, Франции и многих других государствах по причине своей нецелесообразности. С какой целью стороны могут включить в договор отлагательный срок{q} Это может быть необходимо для того, чтобы исключить досрочное исполнение, не допустить передачу прав и обязанностей или их переход в порядке универсального преемства.

Однако для решения этих задач существуют специальные правовые средства. Срок исполнения может быть установлен в пользу кредитора, и тогда кредитор вправе не принимать исполнение до наступления срока (ст. 1187 ФГК, § 271 (2) ГГУ, ст. 315 ГК РФ). Запрет на уступку прав из обязательства также может быть установлен сторонами договора (§ 399 ГГУ, п. 1 ст.

Предлагаем ознакомиться:  Права работника при заключении трудового договора

права считаются перешедшими в момент их возникновения, а не в момент совершения такой сделки (п. 2 ст. 826 ГК РФ, п. 4 Обзора практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ). В Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности (ст. 8) и Принципах международных коммерческих договоров УНИДРУА (ст. 9.1.

Проведенный анализ позволяет сделать следующий вывод: с одной стороны, отсрочка вступления договора в силу не всегда позволяет достичь тех целей, которые ставят перед собой его участники, а с другой — для достижения этих целей существуют иные способы, не требующие установления отлагательного срока. Иначе говоря, с точки зрения законодательного регулирования правовой режим отсроченного обязательства может быть полностью поглощен правовым режимом несозревшего обязательства.

Впрочем, мы не утверждаем, что с точки зрения правовой природы отсроченное и несозревшее обязательства суть одно и то же. На наш взгляд, допустим как этот, так и противоположный доктринальный подход. Вариативность в определении природы отсроченных обязательств объясняется спецификой обязательственных прав.

Они рассчитаны на будущее: момент их возникновения обычно отделен от того момента, когда они подлежат осуществлению. Особенность несозревших обязательств состоит в том, что кредитор не может потребовать исполнения, а должник может его не предоставлять. Однако такую же характеристику можно дать и обязательству, возникновение которого отложено.

Найти различия между правовыми положениями сторон несозревшего и отсроченного обязательств зачастую невозможно, поскольку эти правовые состояния себя никак не проявляют: ни к чему не обязывают и ни на что не управомочивают стороны в настоящем. Поэтому то, как будет определен момент возникновения обязательства (заключение договора или наступление срока), не имеет принципиального значения. Очевидно только, что обязательство не может возникнуть ранее совершения сделки и позднее наступления срока исполнения.

Поскольку при определении природы отсроченных обязательств допустимы оба варианта, выбрать следует наиболее удобный. Критериями удобства научной концепции служат простота ее использования в законодательстве и судебной практике и отсутствие необходимости кардинального изменения последних при обеспечении эффективности правового регулирования.

С этой точки зрения предпочтительна концепция тождества отсроченных и несозревших прав. Представление, что обязательство возникает в момент совершения сделки даже в том случае, если стороны указали более поздний момент его возникновения, позволяет снять вопрос о природе того положения, в котором стороны находятся до наступления срока.

Если предположить, что действующее российское законодательство допускает режим отсроченного обязательства, то такой режим не совпадает с режимом несозревшего обязательства лишь в двух незначительных моментах.

Во-первых, предоставление должником исполнения до наступления отлагательного срока образует на стороне кредитора неосновательное обогащение, тогда как досрочное исполнение, т.е. исполнение несозревшего обязательства, по общему правилу допускается и считается надлежащим, если иное не установлено договором. Однако сложно представить себе ситуацию, в которой такое отличие имело бы значение для сторон при заключении договора.

Во-вторых, уступка права из отсроченного обязательства может быть произведена только в качестве уступки будущего права. Как уже отмечалось, правовой результат такой уступки, согласно российскому законодательству, достигается лишь в момент возникновения права. Уступка несозревшего права, напротив, производит правовой эффект немедленно при ее совершении.

Эта разница может иметь значение в случае банкротства цедента к моменту наступления срока. При уступке несозревшего права последующее банкротство цедента не отменяет уже состоявшегося перехода права, если для этого нет специальных оснований, установленных законодательством о банкротстве. В случае уступки отложенного, т.е.

будущего, права банкротство цедента приводит к тому, что возникшее право попадает в конкурсную массу, а не переходит к цессионарию. Но и это различие вряд ли следует рассматривать как аргумент в пользу предоставления сторонам возможности отсрочить вступление договора в силу, поскольку использование такой возможности не представляет интереса ни для кредитора, ни для должника.

Кредитор в отсроченном обязательстве оказывается в худшем положении, чем кредитор по несозревшему обязательству, поскольку не может уступить свое право. Интересы должника при этом не затрагиваются выбором той или иной модели, поскольку для него не имеет значения, в какой момент право требования перейдет к цессионарию.

Таким образом, конструкция отсрочки вступления обязательственного договора в силу представляется бесполезной и излишней. Особо подчеркнем, что отказ от этой конструкции не ограничивает принцип свободы договора, поскольку она не дает сторонам договора никаких дополнительных возможностей. Предлагаемое нами решение не является политико-правовым и лежит только в области догматики и юридической техники.

Когда работник должен приступить к работе

К фактическому выполнению своих трудовых функций работник должен приступить с того дня, который закреплён в тексте подписанного трудового договора. При отсутствии этой календарной даты первым днём работы для сотрудника должен стать следующий день (рабочий) после того, как договор вступит в силу.

https://www.youtube.com/watch{q}v=ytpolicyandsafetyru

Если работник не приступил к работе в этот день, который определён для него началом работы, то работодатель получает право этот договор аннулировать.

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector