Юридическая помощь
Назад

Международные договоры выше конституции рф

Опубликовано: 06.08.2019
0
17

Международные договоры и Конституция: сравнение

Соотношение, в котором находятся на территории России её Конституция и международные договоры, весьма важно.

Дело в том, что Конституция в нашей стране имеет прямое действие – то есть даже если в законах, указах Президента, постановлениях Правительства или других актах ничего о каком-то вопросе не сказано, и в судах, и в государственных органах можно прямо ссылаться на текст Конституции, и этого будет достаточно. Однако в основном законе есть ст.

15, которая гласит, что если договор, заключенный с другим государством, говорит иное, чем конституционные нормы, то применяться должен как раз договор. Значит ли это, что Конституцию России нельзя рассматривать как высший закон нашей страны, что международные договора главнее?

Заключение договора

Вопрос о сравнительной силе актов не так прост, как кажется на первый взгляд. Дело в том, что в теории права есть два подхода к этому вопросу:

  1. Монистический – он гласит, что нормы Конституции и договоров, подписанных и ратифицированных Россией составляют единую структуру. В рамках этого подхода действительно имеет смысл говорить о том, что выше по силе – договоры или Конституция.
  2. Дуалистический – исходя из него, Конституция и международные договоры относятся к двум самостоятельным правовым структурам, действующим на территории нашей страны параллельно.

Международные договоры выше конституции рф

Какой именно из подходов является правильным, остается спорным вопросом даже среди юристов-теоретиков.

С точки зрения монистического подхода международный договор Конституцию РФ превосходит по силе – но лишь в тех случаях, когда внутреннее законодательство прямо говорит об этом, а договор заключён надлежащим образом, ратифицирован и вступил в законную силу.

Однако сторонники дуалистического подхода справедливо обращают внимание на то, что международные договоры прямого действия не имеют.

Для того, чтобы они действовали на территории России, необходимо, чтобы в соответствии с ними были приняты внутренние нормы нашего законодательства – и тем самым договоры имеют меньшую силу, чем Конституция. Более того, Пленум Конституционного Суда РФ в 2003 году своим постановлением определил, что международные акты имеют высшую силу по отношению к законам – но лишь в том случае, когда согласие на применение договора было выражено в форме соответствующего федерального закона.

Заключение договора государствами

Относительно применения международных договоров, соглашений и других норм на территории нашей страны Конституция России говорит следующее: если нормы договора, подписанного нашей страной с каким-то из других государств, противоречат нормам российских законов, применяется именно договор, а сами договора должны рассматриваться как часть общей российской системы права.

Формально это должно считаться подтверждением монистического подхода – однако нужно помнить, что нигде не сказано, что договоры между государствами имеют большую силу, чем именно Конституция РФ, а не просто федеральные законы. Более того, законодательство прямо говорит: если Конституция и международные договоры противоречит друг другу, договор не может быть подписан и ратифицирован. Противоречие должен устанавливать специальный орган российской судебной власти – Конституционный Суд РФ.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО; ЕВРОПЕЙСКОЕ ПРАВО

УДК 342.4:341.24

М. Ф. МАТЮНИН, старший преподаватель

Институт экономики, управления и права (г. Казань), Россия

СООТНОШЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

Цель: доказать приоритет Конституции РФ над международными договорами путем соотношения национальных и международных актов.

Методы: всеобщий диалектический метод как метод последовательного развития и изменения правовых явлений в национальном и международном праве, а также системный и формально-юридический.

Результаты: на основе анализа теорий (доктрин) соотношения национального и международного права, сложившихся в науке международного права, а также на основе действующего российского законодательства и судебной практики был сделан вывод о приоритете Конституции РФ над международными договорами.

Научная новизна: впервые на основе соотношения национального и международного права был сделан вывод о приоритете Конституции РФ над международными договорами, так как она имеет верховенство на всей ее территории.

Практическая значимость: сформулированные в настоящем исследовании теоретические результаты могут быть использованы в учебном процессе, в научной, законотворческой и правоприменительной деятельности и в работе научно-педагогических кадров в области юриспруденции.

Ключевые слова: Конституция РФ; международный договор.

Введение

Проблема соотношения национального и международного права до сих пор остается насущной и дискуссионной. Существующие подходы к их соотношению не дают нам однозначного ответа на вопрос об их равенстве или о приоритете одного над другим.

В теории международного права сложились две доктрины (теории) относительно соотношения международного и национального права. Данные доктрины основаны на различиях и сходстве двух правовых систем.

Первая доктрина называется «монистической», согласно которой международное и национальное право являются единой правовой системой [1]. Последователи данной доктрины основываются на сходстве двух систем.

Вторая доктрина называется «дуалистической», согласно которой международное и на-

Предлагаем ознакомиться:  Обязательное пенсионное страхование: что это такое{q}

циональное право представляют собой две самостоятельные правовые системы, не подчиненные друг другу [1].

При рассмотрении в юридической литературе точек зрения на монистическую доктрину можно столкнуться с различными ее толкованиями, например, о приоритете норм международного права над национальным правом и наоборот.

Так, признается факт единства международного и внутригосударственного права, однако приоритет международного права в этом случае возможен только по согласию государства.

Несмотря на эти различия, основная идея теории — это единство норм международного и национального права.

В дуалистической теории тоже встречаются различные точки зрения, например, о том, что международное право, несмотря на различие, в некоторых случаях может регулировать внутригосударственные отношения, при условии

санкционирования государственными органами таких норм права. Это происходит с помощью законодательных либо судебных органов при применении норм международного права. Поэтому определяющим в подходе является политика государства как суверенного субъекта.

Результаты исследования

Какова же позиция нашего государства в вопросе соотношения российской правовой системы и международного права? Ответ на этот вопрос поможет нам понять, как соотносятся между собой Конституция РФ и международные договоры.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора1.

Из буквального толкования указанной статьи Конституции РФ можно сделать вывод, что государство в вопросе соотношения национального и международного права занимает позицию монистического подхода. Формулировка статьи о том, что нормы международного права являются составной частью правовой системы России, становятся тому доказательством.

Но можно ли однозначно утверждать, что в такой ситуации международные договоры имеют приоритет над Конституцией РФ?

Думается, что нельзя. Тот факт, что между двумя правовыми системами существует взаимодействие, является очевидным. Полного совпадения между национальным и международным правом нет и не должно быть. Предметы их правового регулирования по объективным причинам во многих случаях не совпадают.

На практике все же возникают ситуации, когда действуют нормы национального и междуна-

Суверенная Конституция превыше иностранных судов

На этой неделе Конституционный суд РФ вынес постановление, согласно которому Конвенция о защите прав человека и основных свобод, основанные на ней правовые позиции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), содержащие оценки национального законодательства, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции.

Европейский суд по правам человека — международный судебный орган, который рассматривает дела в отношении всех государств Совета Европы, ратифицировавших Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Предметом рассмотрения дел в ЕСПЧ являются все вопросы, относящиеся к правам человека (как их регулирует Конвенция). Суд может рассматривать как споры между государствами, так и жалобы отдельных лиц.

Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ 5 мая 1998 года, ратифицировав Европейскую конвенцию.

В законе о ратификации Конвенции (ст. 1) Россия признала обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека по толкованию и применению конвенции и протоколов к ней в случае предполагаемых нарушений Россией положений перечисленных международных договоров. А в соответствии с п.

4 статьи 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Таким образом, долгое время считалось, что Конвенция и решения ЕСПЧ являются составной частью правовой системы страны и обладают большей юридической силой, чем Конституция. Россия все эти годы была лишена значительной части суверенитета, не только признав нормы Конвенции, но и передав международному органу неограниченное право толкования и применения норм внутреннего законодательства.

И здесь возник правовой казус — с одной стороны, Конституция обладает высшим действием на территории РФ, а с другой стороны, должны применяться нормы международного договора.

Точку в этом вопросе и поставил Конституционный суд, отдав приоритет Конституции как высшему источнику права. Что вполне логично — именно Конституция, а не акты международных судов, является проявлением воли народа и гарантией его прав. Иное означало бы полную ликвидацию суверенитета и фактическое внешнее управление страной посредством иностранных судебных решений.

Большинство других европейских стран мира в данном вопросе исходит из приоритета национальных Конституций.

Например, ст.

53 Конституции Франции гласит, что если Конституционный совет, запрошенный президентом Республики, премьер-министром или председателем одной из палат, заявит, что международное обязательство содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра Конституции. Говоря иными словами, Конституция устанавливает свою первичность в качестве источника права.

В США согласно Статье 6 Конституции, международный договор и внутренний федеральный закон обладают одинаковой юридической силой.

При этом, нормы международного права должны быть имплементированы, то есть внесены в национальное законодательство через законодательный процесс. Вопрос о противоречии между ними и национальным с правом даже не возникает.

А в случае конкуренции норм применяется тот акт, который был издан позже.

Предлагаем ознакомиться:  Срок действия контракта по 44 ФЗ в 2020 году || Срок поставки товара и срок действия контракта

Таким образом, американские власти могут с легкостью прекратить юридическое действие международного права, просто издав не соответствующий ему внутренний закон.

Если говорить непосредственно о признании решений ЕСПЧ, то картина схожая.

В Германии Конвенция о правах человека стоит ниже Основного закона, т.е. на уровне федерального закона.

Например, по делу Лаутси правительство ФРГ заявило, что не будет исполнять решения ЕСПЧ в части их несоответствия нормам национального права ФРГ.

В Конституции Германии указано, что единым и высшим источником права в стране является Конституция Германии, а международные акты, ратифицированные Германией, имеют силу обыкновенного закона.

Таким образом, Германия предусмотрела правовую возможность не исполнять часть решений Европейского суда по правам человека.

Аналогичным образом дело обстоит в Австрии, Северной Ирландии, Италии, Великобритании. Что касается последней, то правящая партия вообще заявила о намерении выйти из юрисдикции ЕСПЧ, данный вопрос уже готовится для вынесения на референдум. Принципиально отказалась исполнять решение ЕСПЧ о многомиллионных выплатах в пользу киприотов Турция, и никаких мер воздействия на нее не предпринято.

Без крайностей

Как мы видим, в ограничении исполнения решений ЕСПЧ нет ничего беспрецедентного. Россия вправе разделять позитивную роль ЕСПЧ в защите прав граждан, и политически мотивированные акты, представляющие собой злоупотребление правом (как последнее решение по делу ЮКОСа).

Прошли те времена, когда под соусом борьбы за права человека Запад навешивал на Россию обязательства, ограничивающие ее суверенитет.

Решение Конституционного суда представляет собой пример консервативного и взвешенного подхода к полномочиям ЕСПЧ.

Об «антироссийском» международном праве. Что говорит Конституция

Навеяло david_gor’ом: «А если их спросить, почему таков закон, то они отвечают, что закон таков, потому, что такова Святая Европейская Конвенция, которая была принята какими-то небожителями в 1981 г., а разрабатывалась где-то в середине 70-х годов прошлого века.»

Глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин возмутился (уже не в первый раз, заметим) девальвацией национального права – в противовес праву международному, прежде всего, праву США.

Конституция РФ, часть 4 статьи 15: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.»

См. в совокупности, например, с п. 1 ст. 23 Федерального закона от 15.07.

1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»: «Международный договор или часть договора до его вступления в силу могут применяться Российской Федерацией временно, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор». Плюс ст. 11 и др. того же ФЗ.

А что думают о приоритете международных норм над национальным законодательством конституции других стран?

Статья 53: Мирные договоры, торговые договоры, договоры или соглашения, относящиеся к международным организациям, договоры, касающиеся финансов государства, изменяющие положения законодательного характера, относящиеся к статусу личности, уступке, обмену или присоединению территории, могут быть ратифицированы или одобрены только на основании закона. Они вступают в силу только после ратификации или одобрения.

Статья 54: Если Конституционный совет, запрошенный Президентом Республики, Премьер-министром или председателем одной из палат, заявит, что международное обязательство содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра Конституции.

Статья 55: Договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента их опубликования имеют силу, превышающую силу внутренних законов, при условии применения такого договора другой стороной.

Конституция Японии: Статья 98: Настоящая Конституция является Верховным законом страны, и никакие законы, указы, рескрипты или другие государственные акты, противоречащие в целом или в части ее положениям, не имеют законной силы. Заключенные Японией договоры и установленные нормы международного права должны добросовестно соблюдаться.

Конституция КНР: Статья 5 Государство поддерживает единообразие и достоинство социалистической правовой системы. Никакие законы, указы, или местные правила и инструкции не могут противоречить Конституции.

Конституция Индии: 51. Государство стремится: а) содействовать международному миру и безопасности; b) поддерживать справедливые и основанные на уважении отношения между государствами; с) поощрять уважение к международному праву и договорным обязательствам в отношениях между организованными народами и d) способствовать урегулированию международных споров путем арбитража.

Конституция Бразилии: Статья 5. Параграф 3. Международные договоры и конвенции по правам человека, которые были утверждены в каждой палате Конгресса, в два тура, тремя пятыми голосов его членов, должны быть эквивалентны поправкам к Конституции (пункт введен Конституционной поправкой № 45 от 2004 года).

Конституция Испании: Статья 95. Заключение международного договора, содержащего положения, противоречащие Конституции, требует предварительного пересмотра Конституции. Правительство или любая из Палат могут обратиться к Конституционному Суду с тем, чтобы получить от него заключение о том, имеется или нет такое противоречие.

Конституция СССР 1977 г.: Статья 29.

Отношения СССР с другими государствами строятся на основе соблюдения принципов суверенного равенства; взаимного отказа от применения силы или угрозы силой; нерушимости границ; территориальной целостности государств; мирного урегулирования споров; невмешательства во внутренние дела; уважения прав человека и основных свобод;

Предлагаем ознакомиться:  Пролонгация договора на каждый последующий год

А теперь самое интересное: США (и Великобритания с ее неписаной «конституцией»).

Американская Конституция на момент ее принятия не содержала каких-либо критериев, позволяющих отграничить международные договоры, нормы которых имели прямое действие внутри Соединенных Штатов, от соглашений, такой силой не обладающих. Такие критерии были сформулированы позднее американскими судебными органами в рамках доктрины «самоисполнимых» договоров (doctrine of self-executing treaties) на основе толкования соответствующих положений Конституции США.

С того времени в американской юридической практике стали признаваться различия между «самоисполнимыми» и «несамоисполнимыми» договорами.

Разграничение международных договоров сегодня во многом зависит от усмотрения судебных органов Соединенных Штатов и требует в каждом конкретном случае тщательного анализа текста договора.

Последний важен еще и потому, что в рамках одного и того же международного соглашения одни его положения могут быть признаны «самоисполнимыми», а другие — нет.

Кроме проблемы разграничения «самоисполнимых» и «несамоисполнимых» международных договоров американская юридическая практика постоянно сталкивается с вопросом о том, имеют ли положения международных договоров преимущество перед нормами федеральных законодательных актов США в случае возникновения противоречия между ними. Ведь формально в соответствии со ст. VI Конституции Соединенных Штатов они обладают одинаковой юридической силой.

Указанная проблема решается в США при помощи выработанного судебной практикой правила «последнего по времени акта» (last-in-time rule), основные тезисы которого сводятся к следующему: «Если более поздний по времени принятия договор вступает в противоречие с ранее принятым федеральным законом, то договорные положения отменяют действие соответствующего национального правового акта, но только в том случае, если нормы договора являются «самоисполнимыми».

Ситуация становится гораздо более сложной, когда последний по времени принятия федеральный закон вступает в противоречие с ранее принятым международным договором.

В подобных случаях американская юридическая практика, как правило, исходит из того, что Конгресс США вправе отвергнуть или аннулировать внутригосударственный эффект международных обязательств США.

При этом, однако, специально подчеркивается, что, хотя положения международного договора перестают обладать обязывающей силой для американских судов или административных органов, они сохраняют свою юридическую силу в международном плане.

Значительная часть международных договоров заключается вне рамок процедуры, определенной ст. II Конституции Соединенных Штатов. Количество такого рода актов, получивших наименование «исполнительные соглашения» (executive agreements), стало стремительно увеличиваться начиная с 30-х годов XX в. В американской юридической практике различают два вида исполнительных соглашений.

Первый из них — исполнительные соглашения Конгресса (Congressional Executive Agreements). Они представляют собой разновидность законодательных актов, принятие которых обусловливается международными обязательствами США.

Второй вид исполнительных соглашений — исполнительные соглашения Президента США (Presidential Executive Agreements), которые он, как правило, заключает без участия Конгресса или Сената в областях, определенных в американской Конституции в качестве сферы его исключительных полномочий.

Следует признать, что право Президента и Конгресса США на заключение международных исполнительных соглашений вне рамок процедуры, предусмотренной ст. II американской Конституции, до сих пор остается достаточно противоречивой областью права и судебной практики.

«Может, вам и хотелось наладить все сpазy,

Только спешка нyжна пpи охоте на блох…»

Игорь Тальков – «Господа Демократы»

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.»

Читайте на Medialeaks: «Руки из карманов!» Бывший полицейский стал директором вуза в Ухте и навёл свои порядки

Часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации.

«Ведь верховенство международного права – это уступка государством части национальных суверенных полномочий международной организации, это способ вмешательства во внутренние дела…»

Мизулина Елена Борисовна

В России есть основополагающий закон, главенствующий над всеми остальными правовыми актами в стране, и имя этому закону – Конституция. Ни один закон, принятый в России не может ей противоречить.

Но вот какие в последнее время можно услышать мнения от авторитетных российских политиков или граждан: а что если международные договоры (как имеющие высшую юридическую силу) нарушают интересы России? Таким образом, ущемляется суверенитет России, рассуждают они. Иностранные государства могут заключить договор, а наше государство, присоединившись к такому договору, обязано соблюдать его, даже если он противоречит государственным интересам.

Отсюда они делают вывод о необходимости внесения поправок в статьи Конституции Российской Федерации об исключении статей о приоритетности общепризнанных принципов и норм и международного права, как вступающих в противоречие со статьями о государственном суверенитете России. Заходит речь и о выходе из-под юрисдикции ЕСПЧ.

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector