Юридическая помощь
Назад

Саксонское зерцало уголовное право

Опубликовано: 04.08.2019
0
15

Право
1ое столетие до н.э. –составлены законы
Ману. Это свод этико – религиозн.
предписаний, правил, фиксированных
традиций, состоящий из 2685 статей. По
легенде, всевышний бог Брахма послал
на землю Ману, дабы навести там порядок
и законность. Однако в систематизации
законов, чувствуется рука знающих
религиозные догматы и юриспруденцию.

Законы Ману – сборник священных текстов,
норм права, в нем помещен перечень прав
и обязанностей царя, его советников,
судей и чиновников различного ранга.
Законодатель внес в этот свод правила
поведения человека, взгляды знаменит.
философов, этику. Дхармы – нормы поведения
в повседневной жизни.

Сборники законов
– джармшастры. Права собственности –
7 способов возникновения: 1.наследование
2. дарение 3. покупка 4. завоевание 5.
покупка 6. исполнение работы 7.получение
милостыни, а также – давность владения.
Основной вид собственности – земля.
Собственник мог : продать, подарить,заложить,
сдать в аренду землю.

Законы Ману охраняют
и движимое имущество. Наиболее ценно –
Рабы, скот, инвентарь. Покушение на
собственность – отнесен к наихудшему
их пороков.Суровое наказание тому, кто
загрязняет водоемы, лес, разрушает
плотину. В законах воспроизведена
древнейшая формула приобретения земли.
Поле принадлежит тому, кто вырубил лес,
а убитые животные стрелку.

В зак – х
содерж. строгое наставление царю по
охране прав собственника: «Похищенное
грабителями и ненайденное государь
должен возместить из своего имущества».
Обязательственные отношения Договор
займа.если должник не уплатил в срок он
должен отработать свой долг .или
родстаенники могли отдать.

Договор
найма – неисполнение договора, штраф.
Купля – продажа. Продавец только
собственник и сделка соверш. в присутствии
свидетелей. Закон запрещает продавать
вещи плохого качества. Общие требования:
договор счит недействительным, если
был заключен – пьяным, безумным, старым,
ребенком, рабом и неуполномоченным.

А
также – совершенный обманом, с
принуждением. Нормы семьи и брака Глава
– муж. Он мог купить, продать жену.Женщина
рассматривалась как наследствен.
Владение.В детстве под властью отца,
замужем под властью мужа, после его
смерти под властью сыновей.В некоторых
статьях – мать выше, чем учитель(гуру)
и отец.

Она – хранительн. Очага, воплощение
богини жизни, нельзя причинять ей вред,
оставлять, ссориться. Брак – религиозн.
и нравственная обязанность людей.цель
его деторождение, продолжение рода,
сексуальное наслаждение. Брачный возраст
для мужчин – 20 лет, женщин – 12и даже
8лет.Партнеры выбирались родителями.

отец
невесты нес огромные расходы на приданное.
Его отсутствие могло обречь девушку на
безбрачие, что могло закончиться
самоубийством. Законы признавали
единобрачие и нерасторжимость. Жена
должна была след. За мужем после
смерти(обряд самосожжения). Муж почитается
как бог. Он мог привести в дом вторую
жену, если первая имела злобный нрав,
расточительна, тяжело больна, привержена
к пьянству и просто скандалистка.

Вдова
влачила жалкое существование. Имущество
семьи – общее достояние, но управлялось
главой семьи.После смерти наследовалось
сыновьями. Дочери от наследования
устранялись . но братья должны были
выделить часть на приданное. Законы
содерж. большой перечень преступлений
и наказаний:1. уголовные преступления
– хищения, кражи скота, ограбления,
кражи людей, клевета, доносы, прлюбодеяния,
проституция, мужеложство,пьянство,убийства
и тяжк.

Саксонское зерцало уголовное право

Телесных повр-х. А также
–государственные преступления, против
собственности и личности.законы указывали
на формы вины, рецидив, соучастие.
Наказания опред. в зависимости от тяжести
вины и социальн. положения преступника.
Высшие варны- несли меньшую
ответственность(покаяние, штраф). Брахман
за убийство шудры платил штраф, равный
стоимости лягушки.

Тяжесть уголовн.
наказний ложил. на плечи шудр. Легкие
наказания –замечание, покаяние, выговор.
Далее – штрафы, смертная казнь: простая
и квалифицированная, когда преступника
превращали в калеку(членовредительство).
Судоразбирательство производилось от
имени царя.сущ. высший суд, в котор.
Входили брахманы и советники.

Законы
предписывали искать истину, справедливо
определять предмет иска. Правосудие в
нисших судах вершилось раджами. Большое
значение имели свидетельские показ
–я. Суд имел состязательн. хар – р, истец
должен был сам привести ответчика. К
показ –ям не допускались родственники,
женщины, враги и заинтересованные.
Строго каралось лжесвидетельство, при
отсутствии свидетелей применялись
ордалии.

Тесею приписывают
разделение всех свободных граждан Афин
на 3 группы: эвпатридов — родовой знати,
геоморов — земледельцев, демиургов —
ремесленников. Только эвпатриды
наделялись исключительным правом на
замещение должностей. Родовая знать
стала господствующим классом, экономической
основой ее власти было крупное
землевладение.

Фактически, она угнетала
демос (народ), в состав которого входили
земледельцы, ремесленники, торговцы,
моряки. Выходцы из других частей Аттики
— метеки — были свободны, но гражданских
прав не имели. Авторитет родовых
учреждений падал. Вместо базилевса была
учреждена ежегодно избираемая коллегия
архонтов. Она ведала военными, судебными
делами. Совет старейшин был преобразован
в ареопаг. Бывшие архонты становились
пожизненными членами ареопага.

Гражд право:
собственность(видимая- земля, постройки,
рабы, невидимая- деньги, драгоцен-ти,
искусство)

Виды договоров:
купли-продажи, займ, найм, товарищество,
хранения

Семейное право:
кажд достигш 30 летнеговозрста д. б.
вступить в брак, патриархат

а)-
основные источники Салической правды,
время ее создания и записи; б)- уровень
систематизации нормативного материала
в Салической правде (кодекс, судебник,
свод законов, консолидированный акт);
в)- система и форма изложения юридических
норм в Салической правде; г)- ритуальные
действия и юридический формализм в
Салической правде, смысл их существования.

Салическая
правда не содержит систематического
изложения
правовых норм, касающихся всех сторон
жизни
франкского общества. Она отличается
фрагментарностью
и казуистичностью.Списки Салической
правды помимо самого текста законов
включают Меровингские капитулярии
(добавления
франкских королей — наследников
Хлодвига), а также
позже написанные Пролог и Эпилог (каждый
в нескольких
вариантах).

В
Прологе излагается легенда о создании
Салического
закона четырьмя избранными «мужами»,
знатоками обычного
права германцев, обсудивших на трех
заседаниях
все поводы к тяжбам и вынесших о каждом
отдельное
решение. В
отличие от Пролога, напоминающего
полусказочное
народное предание, различные версии
Эпилога имели
официальное происхождение.

На
Салическую правду как оригинальный
историко-правовой
документ не оказали особого воздействия
нормы
римского права, влияние их проявилось
только в варваризированной
средневековой латыни, на которой
составлена
Правда, а также в исчислениях штрафов
в римских
денежных единица: в солидах и денариях.

Другая
особенность Салической правды в том,
что она не
находилась под заметным влиянием
христианской церкви.
Христианство, принятое Хлодвигом в
целях укрепления
своей власти, носило в момент записи
Салической
правды ещё поверхностный
характер, охватывая только ближайшее
окружение короля. Определенные
свидетельства христианизации франков
можно
найти в прибавлениях 3—7 § 4 титула LV,
где упоминаются штрафы
за убийство христианских священников,
и из содержания
Пролога, а также прибавление.

6 § 6 титула
XIV,
в которых
говорится о погребениях в гробах (так
хоронили
только христиан). Характерно, что,
согласно титулу LXIV
«О прислужнике при колдовстве»,
недоказанное обвинение
в прислужничестве ведьмам влекло за
собой лишь
штраф в 62,5 солида, но уже в конце VI
в. обвинение
в колдовстве наказывалось смертной
казнью.

Салическая
правда свидетельствует и о значительной
роли
язычества в повседневной жизни франкского
общества,
Так, среди франков сохранялись обычаи
жертвоприношения животных. Например,
за кражу кабана, посвященного богам,
налагался больший штраф, чем за кражу
обычного, а в приб. 1 § 1 титула LV
«Об ограблении
трупов» предусматривался штраф за
ограбление языческого
могильного холма в котором во время
погребения, согласно традиции,
осуществлялось захоронение
ценных вещей.

Языческими
представлениями германцев можно
объяснить
и обилие символических процедур и
ритуалов, сопровождавших правовой быт
франков на протяжении
всей жизни. Так, титул XLVI
«О передаче имущества» описывает
процедуру бросания стебля в полу
человека, призванного по устному
завещанию хранить
наследство.

Предлагаем ознакомиться:  Закончились отправкой инсталляциями в прокуратуру

Впоследствии хранитель сам
в присутствии короля или в судебном
собрании бросал стебель в. полу
тех, кто был наследником, передавая им
имущество.
Передача стебля символизировала у
древних германцев
отказ от обладания землей, от пользования
производящей
и питающей обожествляемой силой почвы.

Символический
ритуал описывается и в титуле LX«О
желающем отказаться от родства», согласно
которому человек должен был в судебном
собрании перед лицом
тунгина сломать над головой три ветви
и разбросать их
в четыре стороны, заявляя тем самым об
отказе от родства, соприсяжничества,
наследства и всяких счетов со
своими родичами.

Салическая
правда сохранила свидетельства
постепенного
укрепления королевской власти.
Уже первые статьи (§ 1—5 титула I)
определяют ответственность
лиц, которые уклонялись от королевского
правосудия, и освобождают от штрафов
тех, кто не явился в суд, находясь на
королевской службе, что
подчеркивает как высокий авторитет
королевского правосудия,
так и престижность королевской службы.

Наказание по саксонскому зерцалу

32. ЭВОЛЮЦИЯ ИСТОЧНИКОВ ФЕОДАЛЬНОГО ГЕРМАНСКОГО ПРАВА

В период X–XIII вв. Германия не знала единой правовой системы: на каждой территории со своей политической властью существовало свое право и отношения внутри каждого сословия также регулировались своими правовыми нормами. Основным источником права в этот период являлся обычай В XIII в. были предприняты первые частные попытки записать обычаи, действовавшие в некоторых районах Германии.

Наиболее известным из этих записей является «Саксонское зерцало», составленное Эйке фон Репгофом во второй половине 20-х гг. XIII в. состоящее из двух частей. В первой излагается «земское право» северо-восточных областей Германии К нему относились нормы государственного, гражданского, уголовного и процессуального права.

грабеж, кража, поджог, убийство, изнасилование, причинение тяжких телесных повреждений, оскорбление и т. д. Все виды наказаний можно объединить в три основные группы: тяжкие наказания (смертная казнь в различных видах); членовредительские и телесные наказания позорящие наказания. Подавляющее большинство преступлений (колдовство, убийство, ночная кража, изнасилование и т. д.) каралось смертной казнью.

Помимо юридических норм в Саксонском зерцале изложены теоретические правовые концепции, характерные для средневекового германского общества, а также политико-правовые взгляды самого автора.

В различных княжествах Германии уголовное и уголовно-процессуальное право основывалось на принципах «Каролины» – свода законов, изданных в 1532 г., названный так по имени императора Карла V. Он содержит более 100 статей с нормами о преступлениях и наказаниях. На основе «Каролины» образовалось общее немецкое уголовное право.

Опасными преступлениями считались вероотступничество, колдовство, поджог, убийство и др. Выделялись преступления против религии, такие, как богохульство, кощунство, нарушение клятвы, подделка монеты, мер весов, предметов торговли.

Преступления против нравственности – похищения женщин, двоебрачие, прелюбодеяние, изнасилование. Государственные преступления – бунт против власти, оскорбление императорского величия злостное бродяжничество. Вплоть до XVI в. считалось преступлением анатомирование трупов.

Как и убийство, телесные повреждения влекли за собой в древности кровную месть. В дальнейшем за телесные повреждения закон широко применяет талион, законы XII Таблиц устанавливают «Si membrum rupit, ni cum eo pacii, talio esto», а институты Юстиниана гласили: «Наказание за обиды, по закону XII Таблиц, было за сломанный член talio, т. е.

обиженный имел право отнять у обидчика такой же член, а за удар в лицо были установлены денежные пени. преторы позволяли самим потерпевшим обиду оценять оную, так чтобы судья присуждал виновного уплатить столько, сколько потребует обиженный, или менее, смотря по току, как ему заблагорассудится. Наказание за обиды, введенное законом XII Таблиц, вышло из употребления, то же, которое ввели преторы, часто встречается в судебной практике» 1.

Композиции и талион влекут за собой телесные повреждения в древнем еврейском праве, в законах хеттов, законах Хамурзбби и других законодательствах древнего Востока.

В Варварских Правдах размеры композиций за телесные повреждения весьма различны, в зависимости от нанесенного повреждения. В Салической Правде самые высокие композиции за руку, ногу, глаз и нос по 100 солть дов, пальцы расцениваются различно, в зависимости от sre боевого значения (maym английского права), за второй палец, «который пускает стрелу», — 35 солидов, а за последние три пальца вместе — 50 солидов, гл. (XXIX).

Глава XVII Салической Правды предусматривала нанесение ран, за удар до крови следовало уплатить 15 солидов, а без крови —’ 1 солид, за удар кулаком — 3 солида (ст. ст. 5 и 6). По Саксонскому зерцалу тяжкие телесные повреждения влекли за собой отрезание руки, а легкие —■ пени и заклад (Busse und Wette).

Русское законодательство в древности также знало кровную месть за телесные повреждения, которая в дальнейшем вытеснилась выкупами различного размера, в зависимости от характера нанесенного повреждения и лич-

хотя и составляет необходимый элемент преступления, с отсутствием которого исчезает и самое его понятие, но при определении мерк виновности играет второстепенную роль» (Таганцев, О преступлениях против жизни, т. I, стр. 139).

1 Институты императора Юстиниана. Пер. Проскурякова, СПБ 1859 г., стр. 238—239.

кости потерпевшего (Русская Правда, Академический список, ст. ст. 2 и 3 и Троицкий список, ст. ст. 25—28).

Уложение царя Алексея Михайловича назначало за телесные повреждения талион и композиции (гл. XXII, ст. 10), а Воинский устав Петра I — членовредительские и телесные наказания, а в более легких случаях денежные взыскания и испрашиваиие прощения (арт. арт. 141 —147). По Морскому уставу Петра I «ежели. . . битой. . .

Наказания за телесные повреждения в большинстве современных уголовных кодексов неосновательно низкие, Loffler писал по этому поводу следующее: «StCB разделяет с большим количеством континентальных законодательств относительную мягкость в отношении телесных повреждений, которая в высшей степени странна.

Неприкосновенность личности охраняется слабее, чем имущество. Это частично результат «нравственных и хозяйственных представлений», которые сегодня должны быть рассматриваемы как устаревшие; частично это признак еще распространенной некультурности, которая драку, как охрану физической силы, одевает в романтическое татье.

В наибольшей степени, конечно, это результат доходящего до степени абсурда распоряжения закона квалифицирующими и привилегирующими признаками или даже отдельными составами преступлений, которые дифференцируются чо моментам, которые должны были бы быть совершенно безразличны для установления вины» 1.

Это объяснение Loffier’a интересно только с той точки зрения, что им совершенно прикрывается основное и значительно более простое объяснение — большая охрана частной собственности, чем личности человека, в условиях капиталистического общества.

Предлагаем ознакомиться:  Доверенность на право подписи технической документации образец

Мягкость репрессий за телесные повреждения оказывается не только 1в том,, что вообще наказание за них недостаточно, но в еще большей степени в том, что относят к легким телесным повреждениям и что покушение на легкие телесные повреждения в большом количестве законодательств вообще не наказуемо, что для привлечено f f 1 с г, KOrperverletzung, Vereleichende DarsteHung Besond. Teii, Bd. V, S. 341.

ния к уголовной ответственности за многие случаи телесных повреждений требуется жалоба потерпевшего, чего нет вовсе для самых незначительных имущественных преступлений 1.

Для сравнения наказания за телесные повреждения и за имущественные преступления приводим некоторые примеры: в Германии грабеж карался так же, как убийство. Простая кража влечет за собой наказание до 5 лет лишения свободы; «легкие» телесные повреждения—до 3 лет. При тяжких телесных повреждениях максимум наказания 5 лет каторги.

При краже из помещения ест взломом или с использованием подобранного ключа — 10 лет каторги. При имущественном преступлении учитывается профессионализм и рецидив; при преступлении против личности все это не учитывается. Вор-рецидивист, укравший белье из сада, подлежит каторге до 10 лет, а если кража была квалифицированная — каторге от 2 до 15 лет, т. е.

наказание будет больше, чем если бы он выколол два глаза. В Италии удар ножом в живот, имевший результатом опасную для жизни болезнь на многие месяцы, карался заключением на срок от 1 года до 5 лет, а кража, совершенная путем случайного использования утерянного ключа, — заключением на срок от 2 до 8 лет. Неудивительно, что даже буржуазные авторы приходили к выводу — больше не должно быть такого взгляда, что

1 Старый мировой судья Тулуб в царской России в статье «Из заметок и наблюдений мирового судьи» резко высказывался против частного обвинения и примирения по делам об обидах и оскорблениях. Ои писал: «.. .оскорбление чести должно быть признано проступком обще-уголовным и преследоваться в порядке публичном.

Пусть личное достоинство людей будет в такой же мере неприкосновенным, в какой неприкосновенна их собственность, их имущество. Такая, повидимому, простая и очевидная истина, но для практического торжества ее оказывается мало длинного ряда веков, прожитых человечеством». «.. .вам нанесли побои, окровавили вас.

Государству нет до этого дела. Совершилось событие никому кроме вас ничем не угрожающее. Понесен ущерб нравственный, а такая потеря с точки зрения интересов общества потеря безразличная. Если угодно, жалуйтесь, это зависит от вашей доброй воли, пожаловавшись, можете вести начатое дело, можете бросать его в любой момент процесса, вы полный, неограниченный хозяин здесь», но «кража угрожает опасностью всему обществу — собственность есть основа всего существующего». (Ж. М. Ю., 1897, № 4, стр. 79).

Наказание по саксонскому зерцалу

Основными доказательствами в суде были свидетельские показания и присяга. По уголовным делам допускался также «божий суд» в виде судебного поединка, если шеффены дадут на него согласие. Назначение судебного поединка ограничивалось принципом сословного равенства, а также процессуальными правилами, которые подробно изложены в «Саксонском зерцале».

СЗ уделяло большое внимание доказательственной стороне процесса и настаивало на надлежащем изобличении обвиняемого, без чего запрещалось выносить решение о наказании.

В земском праве существовал любопытный институт «оспаривания решения». Оспаривание решения должно было происходить стоя, лицом равного с заседателями сословия. Оспаривающий просил предоставить «скамью» для предложения другого решения, которое показалось бы сторонам более справедливым. Однако если оспоривший решение не добивался удовлетворения своих требований, он должен был уплатить возмещение тому, чье решение он оспорил, а также штраф и судебные издержки.

Споры между сеньором и вассалом должны решаться в ленном суде. О желании судиться со своим ленником сеньор должен был заранее и при свидетелях известить своего вассала. Суд должен был идти открыто и в присутствии других (не менее 7 человек) вассалов. От единичных обвинений можно было очиститься присягой.

За непочтение к сеньору, нарушения процедуры ленника ждал штраф («Зерцало», однако, специально оговаривало, что нельзя считать за такое непочтение, если кто в суде «чихнет, сморкается, сгоняет мух» и т. п.). Видимо, порядки в таких сеньориальных судах были весьма произвольными, и требовалось придать им хоть какое-то подобие права.

Судебная процедура в целом сохраняла значительные остатки прежней общинной юстиции и еще мало походила на собственно юридический суд. Самые мелкие дела (о вреде на сумму до 3 серебряных шиллингов) судил сельский староста. Он же был вправе определять наказание и по уголовному делу, если от момента совершения преступления прошло не более суток (т. е.

все и вся было налицо). Преступников, пойманных с поличным, следовало судить тотчас (пока не прошли сутки) специально выбранному тремя общинами гографу. Высшая юстиция была представлена судом графа, в котором участвовали свободные сословия (шеффены). Самой высшей инстанцией был королевский суд, в который теоретически разрешалось обратиться любому с любым делом.

Споры об имуществе и долгах решались обычным состязательным порядком. В качестве доказательств важнейшим была присяга. В случае уголовных обвинений (в нарушении «королевского мира») основным способом выяснения отношений в суде был судебный поединок. В «Зерцале» детально описывался порядок вызова на поединок, роль судьи, каким вооружением и в какой одежде его можно проводить.

Чтобы поединок не превращался в свальную драку родственников и помощников, специально оговаривалось: «Мир должен быть обеспечен на поле под страхом смертной казни, чтобы никто не мешал их поединку». Наказание должно быть неотвратимым: судья, который по каким-то причинам не разрешал дела, подлежал тому же, к чему мог быть по праву осужден преступник.

Судебная защита прав по «Саксонскому зерцалу»

Характерная особенность «Саксонского зерцала» как судебника, и в особенности его Земского права, заключается в том, что в сборнике все вопросы трактуются под знаком судебной защиты прав и притом в такой мере, что вопросы судоустройства и процесса нередко не отделяются от материального права. Поэтому можно сказать, что проблемы суда занимают в «Саксонском зерцале» господствующее место.

Как защитить свои права, какими нужно обеспечить себя для охраны своих прав доказательствами, в какой суд нужно обратиться, как вести процесс, чтобы не потерпеть ущерба, — всем этим вопросам «Саксонское зерцало» уделяло максимальное внимание. Природа, характер и принципы всей средневековой судебной системы определялись основными чертами феодальной земельной собственности, ее сословным характером, иерархической структурой и т. д.

Как уже отмечалось, судебная власть была неотделима от земельной собственности, а право суда неразрывно связано с правом на судебный лен. Обладавший судебной властью (Gerichtsherr) являлся одновременно крупным земельным собственником (Grundherr). Все участники судебного аппарата (судьи, графы, их заместители, их вассалы — как заседатели в ленном суде, шеффены — как заседатели в земском суде, и т. д.

Предлагаем ознакомиться:  В газете "Комсомольская правда" отсутствуют пометки "реклама" или на "правах рекламы"

) занимали свое место на ступенях судебной иерархии в полном соответствии с их земельной собственностью, с их земельными правами. Вместе с земельной собственностью шеффен наследовал шеффенское кресло своего отца (ЗП III 26 § 2—3). Судебный исполнитель должен был владеть земельным участком размером не менее трех гуф.

Владение леном определяло участие в суде феодальной курии. Наделение судебными функциями было связано с наделением судебным леном. Король являлся в равной мере источником как всякой судебной власти, так и ленного землевладения; здесь сочетание землевладения с политической властью проявлялось в полной мере.

Сословный характер феодальной земельной собственности обусловливал сословный характер суда. Не было единой судебной системы, не было суда, равного для всех. Привилегированные сословия обладали привилегией судиться судом своего сословия; низшие сословия были подсудны судам, специально для них созданным.

Соответствующим образом была построена вся судебная система: существовал церковный, ленный, земский, городской суд и т. д. Не только судоустройство носило сословный характер, но и судебный процесс, доказательственное право, система наказаний и т. п. — все пронизано сословным началом. Сословное неравенство проявлялось и в порядке привлечения к суду, и в возможности использовать процессуальные права, и в возможности выступать в суде лично или через представителя, воспользоваться теми или иными доказательствами.

В тех случаях, когда представитель привилегированного сословия мог доказать свою правоту, победив в судебном поединке или принеся присягу, совместно с небольшим числом соприсяжных, лица средних и тем более низших сословий нуждались в большем числе соприсяжных, свидетелей-очевидцев и т. д. То же самое относилось к применению наказаний. За одно и то же преступление нередко к низшим сословиям применялись более суровые и унизительные наказания.

Иерархической структуре феодальной собственности соответствовала иерархия суда. Сфера деятельности суда определялась не административно-территориальным принципом, а рангом лена, военным щитом владельца судебного лена, с которым была связана его судейская власть. «Саксонское зерцало» проводит разграничение между церковными судами (судом епископа, пробства и декана) и светскими — судом графа, заместителя графа (шультгейса), гографа или фогта и суда сельского старосты (ЗП I 2).

Кроме того, в судебную систему входили специальные ленные суды и городские суды, а также королевский суд (в качестве высшего суда). Земское право подчеркивало недопустимость смешения подсудности церковного и светского суда. Если кто-либо привлекал другого к церковному суду по делу, по которому установлена была подсудность светского суда, то жалобщик платил за это штраф и пеню (ЗП III 87 § 1).

Высшим судом считался королевский суд, т. е. суд королевского двора (ЗП II 12 § 4), так как «король всеобщий судья повсеместно» (ЗП III 26 § 1). Королевский суд — высшая инстанция для всех судов. Король мог заменить любого судью (ЗП II 25 § 2), и теоретически каждый имел право суда у короля, поскольку, как поясняла глосса, король дал такое всеобщее право всем светским людям (ЗП III 33 § 1).

Однако само «Саксонское зерцало» признает, что практически король (император) «не может быть повсеместно и судить о всех преступлениях во всякое время» (ЗП III 52 § 2), поэтому он фактически передал право суда князьям и графам. Королевский суд служил апелляционной инстанцией для графского суда. Вместе с тем королевский суд являлся королевской курией и был судом пэров в отношении князей, которые были заседателями в королевском суде в качестве вассалов короля.

Заместителем короля как представительствующего в королевском суде был пфальцграф — он же судья над королем (ЗП III 52 § 3) в суде пэров. Суд королевского двора не имел постоянного местопребывания. Он заседал там, где находился в данный момент король (император) в пределах Германии (ЗП III 64 § 1). На территории каждой отдельной земли (Land) действовали земские суды (Landgerichte), которые судили «приказом [банном] короля», но фактически были самостоятельны, так как обладали графской судебной властью.

В суде графа председательствовал сам граф. Он имел заместителя (Schultheiss, praefectus), который был непременным членом судебной коллегии и одновременно судьей над графом, так же как заместитель короля — пфальцграф был судьей над королем, а бургграф — над маркграфом (ЗП III 52 § 3). Заседателями в суде графа были шеффены, и, согласно сословному принципу суда, этому суду были подсудны все свободные шеффенского сословия.

При графском суде состоял судебный исполнитель, обязательный участник всех судебных заседаний. Судебный исполнитель избирался судьей и шеффенами из числа чиншевиков, имевших как минимум от половины до трех гуф земли (ЗП III 61 § 3; 45 § 5). Он был единственным лицом низшего сословия в графском суде. Он вызывал стороны, взимал залог, подвергал аресту, приводил в исполнение решения вплоть до смертной казни.

Четвертый вопрос.

Нормы, посвященные преступлениям и наказаниям, изложены в статьях 13—17, 26—28, 34—40 книги 2 первой части Саксонского зерцала и др. В них идет речь о правонарушениях трех типов: 1) правонарушения, влекущие за собой в качестве наказания смертную казнь или какое-либо телесное наказание, 2) правонарушения, влекущие за собой в качестве наказания возмещение (вергельд) материального ущерба, 3) правонарушения, за которые наряду с вергельдом может быть установлено одновременно уголовное наказание в виде штрафа.

Правонарушения первого типа являются по своей юридической природе уголовными преступлениями. Правонарушения второго типа можно отнести к категории деликта. Правонарушения третьего типа имеют смешанную природу — это деликт и преступление одновременно. Знает ли Саксонское зерцало такую категорию преступных деяний, как государственные преступления? О каких категориях преступлений идет речь в данном трактате?

При анализе норм Саксонского зерцала о преступлениях следует определить, выделяются ли здесь стадии совершения преступления, формы соучастия в преступлении, формы вины и т. п.

Статья 14 книги 2 и § 3 статьи 84 книги 3 первой части Саксонского зерцала говорят об убийстве в условиях необходимой обороны.

Наказания, предписываемые Саксонским зерцалом за правонарушения первого типа, то есть злодеяния, носят особо жестокий характер. Какова цель таких наказаний?

Феодальный характер уголовного права, изложенного в рассматриваемом правовом памятнике, ясно выражается, например, в § 2 статьи 84 книги 3 первой части. Согласно ему убийство ленником своего господина влечет за собой в качестве наказания за это деяние лишение жизни, чести и того имения, которое ленник-убийца имел от убитого.

Такому же наказанию подвергался, согласно указанному параграфу, и господин в случае, если он убивал своего ленника. Очевидно, что столь жестокое наказание назначено потому, что убийство человека сочетается в данных случаях с посягательством на отношения вас-салитета-сюзеренитета. Какие еще можно привести примеры, показывающие феодальный характер уголовного права, описанного в Саксонском зерцале?

Какие обстоятельства учитываются в данном произведении при назначении наказаний? Принимается ли при этом во внимание сословная принадлежность преступника или потерпевшего?

, , ,
Поделиться
Похожие записи
Комментарии:
Комментариев еще нет. Будь первым!
Имя
Укажите своё имя и фамилию
E-mail
Без СПАМа, обещаем
Текст сообщения
Adblock detector